Таинственный остров Питерского рока
Наши контакты
[email protected]
+7 (965) 092-28-09
Новости
29
января 2016
Юбилейный концерт группы ULME В программе участвуют: Парк Шагал Undersun Секвенция С Других Планет

12
марта 2014
Концерт Ulme, Секвенция, Противоречие "В роке не только девушки". Вход свободный.

27
октября 2013
В кафе Драмы и Комедии 27 октября пройдет выступление группы ULME. Так же в концерте примут участие такие проекты Петра Малаховского, как группы Противоречие и Секвенция. Адрес кафе Драмы и...

Яндекс цитирования
 

Стихи Юлии Витта

27июля 2008

АТЛАНТИДА
Посвящается Петру Малаховскому

Ты бежишь, словно зверь, по обочинам ищешь следы –
Ускользающий звук, угасающий свет горизонта иного.
Над тобой острый меч ожидания близкой беды.
Разливается мрак, расползается страх, зверь без пищи и крова.
Драгоценную боль ты не в силах отдать
Никому, ни за что, никогда.

Атлантида на твоих глазах погибнет.
Неизбежно гнев небес её достигнет.
Ты последний через тысячу столетий
В окровавленном рассвете
Зверем странным
Лижешь раны.

Слушай плач умирающих чёрных далёких планет.
Этот голос твой брат, этот холод твой враг, отражение бездны.
Под осенним дождём потеряется огненный след,
А страданья души никому не видны, никому не известны.
Оборвётся непрочная, тонкая нить,
И нельзя ничего изменить.

Атлантида на твоих глазах погибнет.
Неизбежно гнев небес её достигнет.
Ты последний через тысячу столетий
В окровавленном рассвете
Зверем странным
Лижешь раны.

 

НЕРЕАЛЬНЫЙ МИР
(БЛЮЗ)

На страницах нечитанных книг
Спят, как птицы на ветках, истины.
В этом городе есть магнит,
Что зовёт меня так неистово.
Рассыпаясь, шепчу “привет”,
Остро чувствую одиночество.
И в окне не погаснет свет,
Потому что ему так хочется.

Наш нереальный мир
Слишком красив и мил.
Ты и я, бог мой, кто придумал этот бред?
Невозможное утро под солнцем, которого нет.

Мне бессонница тихо поёт,
Посылая вновь озарение.
Ты показывай путь вперёд,
Неизвестное направление.
Будет грустно и тяжело,
Как в игре, подчиняться правилам.
Только возле огня тепло,
А в огне ничего не оставит нам

Наш нереальный мир...
Слишком красив и мил.
Ты и я, бог мой, кто придумал этот бред.
Невозможное утро под солнцем, которого нет.
Нам нужно разучиться ждать,
Ведь лучше не уметь мечтать.
Глубоко – прости! – спрячем взгляды между строк.
Это чувство вины запирает все сны на замок.

Наш нереальный мир
Слишком прекрасен и дьявольски мил.
Ты и я, бог мой, кто придумал этот бред?
Невозможное утро под солнцем, которого нет.
Невозможная жизнь под солнцем, которого нет.

 

КОМА

Твое отраженье в разбитом зеркале мрачной Невы,
И корабли в агонии зимней тоски по Гольфстриму.
Шаги замирают, когда все надежды напрасно-мертвы,
Но без тебя дышать, не дышать – одинаково невыносимо.

Мне полёты в обрыв не понаслышке знакомы,
Мне не жалко, не страшно расходиться по шву.
Не могу, не хочу выходить из ласковой комы,
Я пока ещё в списках живых, но уже не живу.

Пытаюсь вырезать клочья ещё не рождённых стихов,
Надрыв – как исход по мокрой листве обнажённого сада.
Нет смысла просвета искать в пелене кучевых облаков,
Но кто мне подскажет, как надо? А может, не надо…

Мне полёты в обрыв не понаслышке знакомы,
Мне не жалко, не страшно расходиться по шву.
Не могу, не хочу выходить из ласковой комы,
Я пока ещё в списках живых, но уже не живу.

Залей водой акварель, я тебе покажу, как это просто,
Как фото погасших отвергнутых звёзд моего небосклона.
Такая чудесная гибель с глазами реки и высокого роста,
Ты - проклятый ангел, сошедший под питерский дождь с обгоревшей иконы.

Мне полёты в обрыв не понаслышке знакомы,
Мне не жалко, не страшно расходиться по шву.
Не могу, не хочу выходить из ласковой комы,
Я пока ещё в списках живых, но уже не живу…

27 ноября 2005

СНАЙПЕР

Когда по венам течёт вода вместо крови,
И режет свет глаза, как острая бритва,
Ты знаешь этому имя,
Ты знаешь, что это такое –
Ты медленно и неизбежно становишься рыбой.
А ты хотела бы быть русалкой
С большим человеческим сердцем,
Которое может любить.
Но ты станешь рыбой
С солёной водой вместо крови.

Закрой глаза и представь, что острые когти
Ты прячешь в пальцах под шелковистой шёрсткой.
Ты помнишь, как это делать,
Ты знаешь, как это просто –
Ты медленно и неизбежно становишься кошкой.
А ты хотела бы быть пантерой,
Непримиримой и дикой.
Тебе так нужна свобода!
Но ты станешь кошкой,
Гуляющей на поводке.

Когда ты видишь его на своей остановке,
Ты хочешь с ним поехать тем же маршрутом.
Но он тебя не заметит,
И вновь разгорится пламя –
Ты знаешь, что через минуту станешь убийцей.
А руки обнимут винтовку
С оптическим точным прицелом,
Которая бьёт наповал.
Не надо лукавить –
Ты с колыбели снайпер.
А вовсе не кошка,
И точно не рыба,
И не пантера,
И не русалка.
ТЫ – СНАЙПЕР.

 

АЛЬДЕБАРАН
Посвящается Светлане Сургановой

Океан алый над головой
Расцветёт и заговорит со мной.
На земле больше нет сказок с хорошим концом,
Чтобы их прочитать и поверить в то, что они - не сон.
В никуда, все дороги ведут в никуда.
Пустота, оглянитесь, вокруг пустота.
Без конца, я куда-то бегу без конца
В океан за звездой Альдебаран.

Ведь я вырванный кем-то лист
Выброшенный из
Книги о жизни.
Дождь смоет всю боль,
Слёз терпкую соль.
Как сложно играть последнюю в жизни роль...

Океан не устаёт гореть,
На стене нарисована чья-то смерть.
До конца выкрути звук, услышишь лишь белый хрип -
Это парусник встретил мель, и капитан погиб.
На асфальт, падаю на асфальт,
Заблудившись в чужих мирах,
Отсаюсь лежать.
Я всего лишь боролась, не замечая ран,
За свободу моей звезды Альдебаран.

Ведь я вырванный кем-то лист
Выброшенный из
Книги о жизни.
Дождь смоет всю боль,
Слёз терпкую соль.
Как сложно играть последнюю в жизни роль...

 

Микро-поэма "Два лика Единого Целого"


Состоит из двух стихотворений, второе из которых
стало романсом "Прощание"

ЧАСТЬ 1. ПОЧТИ ЛЮБОВЬ

Океаны безумной нежности
Затопили меня до края.
Я парить в голубой безбрежности
Буду, радуясь и умирая.
Нарисуй на воде дельфинами
Утомлённые солнцем дали.
Невозможно мы стали едиными,
Неразрывно близки мы стали.
Каждый шаг отрицает прошлое,
Каждый взгляд, словно гвоздь в запястье.
И, наградой за всё хорошее,
Дымно-звёздное в искрах счастье.
Миг разлуки сияет в вечности,
Под иконами свечи плавятся.
Уравнение нашей встречности
Так шифровано, что не справиться.
Так закрыто, что заклинани
е
Повторив наобум, не зная,
Я пытаюсь стереть прощание,
Заодно и разум стирая.
Говорю с метелью предутренней
О тебе, называя имя,
Мы одною душой станем внутренне,
Позабыв, как были чужими.
Уберечь лебедицей белою,
Чтобы злые пугались силы –
Что смогу, для тебя я сделаю,
Робкий шёпот скрывая: “Милый”…
Обнажённое сердце ранами
Устилает тропу крутую,
Ворожу снегами-туманами,
Не дышу, не грущу – тоскую.
Нет названия, есть желание,
Телефон потерял дар речи.
Это чувство тревожно-раннее,
Предвкушение скорой встречи.
Мне бы в башню острожной крепости,
Без хрустальной воды и света,
Что мне в этой смешной нелепости?
Никому не найти ответа…
Не нужна мне ни гладь безбрежности,
Ни морозная тишь родная.
Дай же мне в бесконечной нежности
Познавать любовь, умирая.

21.11.2005

ЧАСТЬ 2. ПОЧТИ СМЕРТЬ
(РОМАНС “ПРОЩАНИЕ”)

Горечь поблёкших трав и пыль,
Воздух острее стали.
Тяжесть утрат и суровая быль
Сердце моё распяли.
Странно и страшно под солнцем лежать,
Медленно распадаясь.
Время течёт равнодушно вспять,
Крыльями лба касаясь.
Высохло море, осталась боль,
Небо в себя вобрало.
Режу ненужную всем любовь,
Чтобы её не стало.
Тёмная кровь, как смола, густа,
В землю уйдёт свободно.
С чистого мне не начать листа,
Таю бесповоротно.
Нечего больше желать, увы,
Тихо вокруг и пусто.
Словно дыхание горькой травы
Прочь улетает чувство.
Нет ни огня, ни тепла свечи,
Сломлена вера ложью.
Просто иди на юг и молчи –
В солнце по бездорожью.
Не забирая меня с собой,
И не жалея долго.
Мне остаётся последний бой
Честью святого долга.
Нежность моя и печаль моя,
Крест, озарённый светом.
Я продолжаю любить тебя,
Только забудь об этом…

22.11.2005

comments powered by Disqus

 
© Петр Малаховский: +7 (965) 092-28-09Каталог музыкальных сайтовКлубы Санкт-ПетербургаСоздание сайта